Баллада об изгнанном и возвратившемся графе

Category: Poetry
«Сюда, песнопевец, и лютню наладь,
Нас в этих покоях не станут искать,
Мы заперли накрепко двери;
Мать молится, в чаще отец наш опять,
Он травит матерого зверя.
Ты песни споешь нам одну за другой,
Мы с братцем разучим баллады», —
Они оживают под звонкой струной —
И мальчики этому рады.

«В опасности страшной, теснимый врагом,
Полуночью граф покидает свой дом.
Сокровища наспех зарыты.
К потайной калитке во мраке ночном
Спешит он тропинкой забытой.
Но что он, покинувший все позади,
Несет под плащом вдоль ограды?
Уснувшую дочку прижал он к груди...»
И мальчики этому рады.

«Светает, и мир распростерт перед ним,
Над селами вьется приветливый дым,
Певца укрывает дубрава.
Года промелькнули, и стал он седым,
Оброс бородою курчавой.
От зноя и стужи укрыта плащом,
Небес благосклонных награда,
Дочурка всегда неразлучна с отцом».
И мальчики этому рады.

«Годам неприметно лететь суждено,
И плащ обветшал, износился давно,
Уже не спасет он в ненастье...
Но старое сердце отрадой полно
И радостно бьется от счастья:
Красавица дочка стоит перед ним,
И нет драгоценнее клада,
Он ею гордится, богатством своим».
И мальчики этому рады.

«Изгнанников встретил владетельный князь,
Она подаяния просит, склонясь...
Монеты певцу не даруя,
Он девичью руку схватил, не смутясь:
«Вот это навеки беру я!»
«Женою желаешь наречь ты ее,
Нет княжеской воле преграды,
На свадьбу даю я согласье свое!»
И мальчики этому рады.

«Свершается в церкви священный обряд,
То меркнет, то вспыхнет девический взгляд
Ей грустно с отцом расставаться.
Но слухи к ней в замок порой долетят:
Он все продолжает скитаться...
«О дочке, о внуках я думал своих,
В них думал найти я усладу,
И ночью и днем я молился за них!»
И мальчики этому рады.

Он хочет обнять их. Вдруг шум у дверей.
«Отец возвратился! Спасайся скорей!..»
Но некуда старцу укрыться.
«Проклятье! Ты здесь, ты смущаешь детей,
Упрятать бродягу в темницу,
В железные цепи его заковать...»
Но молит и просит пощады
На слезы и крик прибежавшая мать —
И мальчики этому рады.

Приспешники князя стоят присмирев.
С мольбою к жестокому руки воздев,
За матерью тянутся дети.
Но с новою силою вспыхнул в нем гнев
В ответ на стенания эти.
«Бродяжье отродье! Поганая кровь —
Для чести губительней яда!
Позор на меня навлечете вы вновь!»
И мальчики вовсе не рады.

Был старец так полон величья и сил,
Что слуг непонятный испуг охватил,
Лишь масла в огонь подливая...
«Вступив в этот брак, я безумье свершил —
И вот я плоды пожинаю.
Болтают о том и, гляжу, неспроста —
Что ветви идут от рассады,
Что нищее племя дает нищета!»
И мальчики вовсе не рады.

«Вы слышали, дети, безумца слова,
Расторг он священные узы родства,
Но нищий скиталец на страже.
Вам, внуки и дочь, возвратит он права,
Вернет он владения ваши.
Мои эти земли! Ограблен тобой,
Гонимый, не знал я отрады,
Но вновь я обрел долгожданный покой».
И мальчики этому рады.

«Законный король воцарился опять,
Приверженцев верных спешит он обнять:
«Обрадован вестью такою,
Сокровища вам я хочу передать,
Зарытые некогда мною.
Мой сын, подымись! Не унижен твой род
Небес благосклонных награда,
Высокая кровь в этих жилах течет».—
И мальчики этому рады.

Available translations:

Russian (Unknown translator)