О бане Сципиона

Category: Poetry
Луцилия приветствует Сенека!
В Литерне Африканский Сципион
Закончил жизнь, покинув Рим навеки:
Изгнанье добровольно выбрал он.

Великий победитель Ганнибала,
На пике славы он оставил власть,
Когда решил, что Риму не пристало
Свободу потеряв, пред ним упасть.

«Не стану ничего менять в законах,
Прими мой дар, прекрасный дар любви:
Раз власть моя становится препоном,
Я ухожу — свободою живи.»

Одно из двух должно было случиться:
Свобода с чуждой волей не жильцы...
Души величью есть где поучиться,
Сидящие у власти мертвецы...

Почтил я маны и его могилу,
Которой стал разрушенный алтарь.
И я сравнил, как мы живем, мой милый,
С величьем предков проживавших встарь.

Здесь, в темной баньке, тесной, безоконной,
Вождь омывал свой пот и прах земной,
Свой сельский труд, нелегкий и законный,
Закончив... Как живой передо мной...

Теперь у нас александрийский мрамор,
Круги на стенах, кровля из стекла,
Течет вода из драгоценных кранов,
В бассейны окунаются тела.

А сколько здесь колонн и украшений,
Все роскошью сверкает дорогой...
И шум воды, бегущей по ступеням,
И самоцвет прекрасный под ногой...

А в этой бане, вместо окон — щели
стен неприступных... Еле брезжит свет.
А мы и загорать в них захотели,
И видеть море... Пользы в этом нет.

А прежде их ничем не украшали,
Да и зачем, когда им грош цена?
Воды не подливали, не мешали...
Отмыть бы грязь, у бани цель одна.

Но, как приятно быть здесь тем, кто знает,
Что мылся здесь Корнелий и Катон.
Теперь же, столько жару нагоняют —
Что впору мучить, если есть за что...

У Сципиона, что за жизнь в деревне?
Он мылся непроцеженной водой,
Что вымывала ил между кореньев...
Вот вам преданья старины седой:

Лишь руки, ноги мыли ежедневно,
А тело мыли — раз за восемь дней
Теперь все моют чаще, несомненно...
А люди стали чище?- Нет, грязней...

Гораций Флакк описывал в сатирах:
«Духами пах изнеженный Букилл,
Козлом вонял Горгоний...» Осудил он
Букилла, не по запаху судил...

Не надоел рассказ о жизни древней?-
Теперь усадьбой правит Эгиал:
Сажать умеет старые деревья,
И научил меня, тому что знал.

Вергилий обо всем писал красиво,
Нас красотой стараясь излечить...
При этом, не во всем бывал правдивым,
И мне, его придется уличить:

«И боб, и просо по весне сажают...»
Пишу в июне: встретил я людей:
Одни — бобы в корзины собирают,
Другие — просо сеют... в тот же день.

Два способа пересадить оливы:
По первому, оставив ветвь на фут,
В навоз макают корни, терпеливо
Сажают, и, насыпав, землю бьют.

Короткий ствол у корня очищают:
весной увидишь веток густоту,
и ветры этот ствол не раскачают,
И корни, укрепляясь, подрастут.

Другой пример посадки — взять побеги
С корою мягкой, так же посадить.
Хоть медленней растут, гладки, как деки;
Сильны — мороз не может повредить.

На этом обучение кончаю,
Иначе, превзойдешь всех мастеров...
А я? — Лишь конкурента получаю,
Как Эгиал — со мною...
Будь здоров.

Available translations:

Russian (Unknown translator)