Чей сон лучше?

Category: Fiction prose
Genre: Fairy-tales

Пошел однажды Алдар Куса на охоту.

Ходил он, ходил, бродил он, бродил, обошел и степь, и тугаи, и камыши, устал, умаялся, но ничего так подстрелить и не смог.

Только хотел он пойти домой, вдруг смотрит - летят гуси. Не стал мешкать Алдар Куса, прицелился из лука и пустил стрелу.

Меткий был стрелок Алдар и большой жирный гусь, сраженный стрелой, камнем упал вниз.

Обрадовался Алдар Куса:

"Ну, - думает,- будет у меня дома кабоб из гусятины на ужин!"

Но не тут-то было! Только Алдар Куса поднял подстреленного гуся, откуда ни возьмись явился толстый бай в большой чалме и говорит:

- Эй ты, на каком основании хочешь взять гуся?

- О господин бай,- возразил Алдар Куса,- с вашего позволения это мой гусь. Я его застрелил.

- Убирайся отсюда!- кричит бай,- не видишь разве, что гусь упал на мою землю. А все, что на моей земле,- мое!

Стали тогда они спорить. Спорили, спорили, вдруг подходит мулла, настоятель мечети, и говорит:

- Нечего тут спорить - гуся отдайте мне.

- Это еще почему?- удивились бай и Алдар Куса.

- Гусь летел над мечетью, когда какой-то безбожник сразил его стрелой, а раз так, птица принадлежит аллаху. Я - настоятель мечети и потому отдайте гуся мне. Я его принесу в жертву богу.

Но ни Алдар Куса, ни бай не послушались и не захотели отдавать гуся. Спорил с ними мулла, спорил, но так они ни до чего не договорились.

Отправились они все втроем в Бухару, чтобы казий рассудил, чей гусь?

До Бухары был не близкий путь. Притомились путники и остановились под большим карагачам на ночлег.

Тут проголодавшийся мулла и говорит:

- Давайте сварим гуся.

Бай и Алдар Куса согласились.

Достали они по соседству казан и стали варить гуся.

Мулла снова говорит:

- Пусть себе гусь варится, а мы ляжем спать. Кому приснится самый благолепный сон, значит тому всевышний аллах и повелевает отдать гуся.

На том и порешили.

Оставили они под казаном маленький огонь и легли спать. Бай и мулла тут же крепко заснули, а Алдар Куса спать не мог. Был он очень голоден, с самого утра он и куска хлеба во рту не держал, и кончика жареного бараньего уха не понюхал.

"Дай,- думает,- хоть ножку гуся съем. Гусь-то весь останется".

Съел Алдар Куса ножку гуся, а есть еще пуще хочется.

"Съем-ка я другую ножку,- подумал он,- гусь-то останется".

Но и вторая ножка не насытила Алдара Кусу. Съел он еще и крыло гуся, съел другое, съел шею, съел голову. Поглядел на гуся Алдар Куса и сказал:

- Теперь даже не скажешь, что это такое: не то птица, не то баран?

Взял и съел всего гуся вместе с похлебкой.

Наевшись, Алдар Куса лег и крепко заснул.

Первым проснулся мулла и давай будить спутников:

- Вставайте! Аллах сподобил меня увидеть во сне, что я за свои богоугодные и благочестивые дела живым вознёсся на небо. Никто из вас такого прекрасного сна никогда не видел и не увидит.

- Э, почтеннейший мулла,- возразил бай,- мой сон лучше. Приснилось мне, что поехал я в торговое путешествие и получил такую прибыль, что не смог золото и на сорока верблюдах увезти.

- Ну, а ты, Алдар Куса, что во сне видел?- спросили бай и мулла.

Алдар Куса сладко зевнул и сказал:

- Вижу я во сне: преподобного нашего муллу аллах живым забрал на небо, почтеннейший бай уехал в торговое путешествие в далекие страны. Я и подумал: "Пока мулла и бай отсутствуют, как бы гусь мой не протух. Не пропадать же такому жирному да вкусному гусю. Взял я да и съел его".

Бросились мулла и бай к казану, подняли крышку, поглядели, а на донышке даже и косточек не осталось.

Плач ширинцев

Алдар Куса поселился в кишлаке Ширин и стал там сапожничать.

Сидит как-то он в тенистом месте и прибивает подметку. Смотрит все ширинские баи на арбах куда-то едут.

- Эй, почтенные баи, куда собрались?- окликнул их Алдар Куса.

- Едем в паломничество к священным местам в Бого-уддин,- говорят баи,- там сегодня праздник в честь святого, поедем с нами, погуляешь, свет повидаешь, себя покажешь.

Отложил в сторону свой молоток и фартук Алдар Куса, залез в арбу и поехал.

Долго ли они ехали, мало ли, но приехали в Богоуд-дин, достопримечательностью которого в старые времена, как известно, был мавзолей с могилой святого.

Народу на праздник собралось видимо-невидимо.

Баи выбрали место поудобнее, оставили Алдар а Кусу присматривать за арбами и лошадями, а сами пошли в мавзолей молиться.

Перед уходом они купили в складчину рису, моркови, баранины, луку и всего необходимого для плова и наказали:

- Ты тут, пока мы будем возносить к аллаху всемогущему молитву, приготовь все для плова: наруби дров, разожги огонь, почисть котел, порежь мясо и лук.

«Вот, Алдар Куса,- сказал себе Алдар Куса,- ты погулял, и свет повидал, и себя людям показал».

Но делать нечего, стал он готовить все для плова.

Начал Алдар Куса резать лук и полились у него из глаз слезы.

Режет он лук и плачет.

Тут вернулись баи, увидели, что Алдар Куса плачет и встревожились.

«Э,- подумали баи,- Алдар Куса такой весельчак, а тут слезы льет. Неспроста он плачет. Есть какая-то причина».

Подошли баи к Алдару Кусе и начали его допрашивать:

- Эй, Алдар Куса, ты всегда радостный и счастливый, чего ты плачешь?

Вытер рукой глаза себе Алдар Куса, а слезы еще пуще полились.

- Вспомнил я умерших, - ответил он,- жалко мне

стало, вот и плачу.

Посмотрели на плачущего Алдара Кусу баи. Один заплакал, другой заплакал. Начали все охать. Сидят, слезы льют, про то, что надо плов готовить, забыли.

Люди вокруг начали спрашивать:

- Что случилось? Почему ширинские баи плачут?

Догадливые ответили:

- Э, не иначе, какой-то уважаемый человек в селении Ширин помер. Баи ширинские узнали, вот и оплакивают его.

Подошли любопытные к плачущим ширинцам и спросили:

- Эй, достопочтенные, эй, уважаемые. В Ширине у вас что ли кто-то помер, что вы так стонете и рыдаете?

- Э,- удивились ширинцы,- а разве у нас кто-нибудь умер в Ширине?

- Конечно, кто-то умер, раз вы проливаете слезы. Поглядели баи друг на друга в испуге:

- Вай, слышите, друзья, кто-то умер у нас в Ширине.

- Уезжайте,- сказали им люди.

Заревели, закричали, завопили ширинские баи, залезли, точно перепуганные галки, в арбы, погнали лошадей и поехали с плачем к себе вкишлак Ширин.

Так все бросили и плова не варили.

Пусть они едут и льют слезы, а вы послушайте про Алдара Кусу и про плов.

Кончил резать Алдар Куса лук и плакать перестал Смотрят, баи уехали. Что делать?

Развел Алдар Куса под котлом огонь посильнее, растопил сало и сготовил плов на сорок человек.

Видит, что не съесть ему столько плова. Встал около котла, забренчал железной шумовкой и давай кричать:

- Готов! Готов! Плов готов. Богомольцы прибежали.

Продал Алдар Куса тридцать девять мисок плова, съел сороковую миску сам и пошел к себе домой в кишлак Ширин.

Идет по дороге, песни поет, серебряными деньгами в кармане позвякивает.

Пусть он идет, а вы послушайте про баев.

Ехали ширинские баи поспешно и всю дорогу стонали и плакали. Так громко они стонали и плакали, точно покойника оплакивали.

Издалека в кишлаке Ширин люди услышали вой и крик баев. Всполошились все. Подумали: «Наверно, кто-нибудь из наших во время паломничества прервал свой жизненный путь».

- Вай,- закричали ширинцы и все давай бить себя в грудь и плакать.

Когда баи въехали в кишлак и услышали, что все плачут, они окончательно решили, что действительно кто-то умер и стали плакать еще громче.

Весь кишлак Ширин плакал и стонал и тем больше все плакали и стонали, что не могли дознаться о причине горя.

Так, может быть, ширинцы горевали бы и до сегодняшнего дня, да, не торопясь, потихоньку пришел в кишлак Алдар Куса.

Сел он на свое место, одел фартук, достал молоток и давай прибивать подметку. Слышит все плачут.

- Эй,- крикнул он, - чего плачете, кто умер, что ли? Баи посмотрели друг на друга и удивились: чего же они плачут?

Никто не знал.

Ну, конечно, и плакать перестали.



Age restrictions:

0+

Available translations:

Russian (Unknown translator)